nataly_the_luck (nataly_the_luck) wrote,
nataly_the_luck
nataly_the_luck

Category:

Самая большая мечта

А  вот помните, я вот  тут  хвасталась,  что собираюсь  написать книгу за 30 дней? Так вот, херня это полная. Не тот я человек, чтобы сидеть и долбить одну и ту же задачу 30 дней не разгибаясь. Да и хрен с ним, так даже интереснее. Книжку я-таки почти дописала (как мне сейчас кажется), правда ни фига не  за 30 дней. Правда, и не одну)). Ну, короче. Буду теперь выкладывать кусочки. Ну, как кусочки... Иногда кусочки, а иногда кусочищи. Вот первый.

Самая большая мечта

Родилась я в Новосибирске. Это унылый, очень некрасивый и холодный город, из которого очень сложно уехать. Потому что он находится далеко. Далеко от всего. Я знаю людей, которые до сих пор оттуда так никуда и не доехали. И даже не пытаются. Потому что, говорю же, это далеко. Нам даже до Москвы добраться проблематично, а вы говорите, Австралия. Нам отсюда что Австралия, что Австрия, что Плутон –  расстояние примерно одинаковое.

Новосибирск, он же, как вы, наверное, знаете (или догадались из названия), находится в Сибири. Но это вы знаете, вы молодец. А некоторые вот не знают. Я,  например, когда первый раз ездила в Питер, столкнулась с такими индивидуумами.

Пыталась я, значит, свести полезное знакомство с местными уношами-музыкантами. Так вот один из этих уношей, когда я упомянула, что приехала из Новосибирска, скривил свою хорошенькую физиономию и спросил: «А это где?». Им, питерским, все, что дальше Москвы, «это где». А второй отрок, друг евойный, так и вовсе вздрогнул и подальше отошел. И больше со мной не разговаривал. Даже не дышал в мою сторону. Боялся, наверное, заразиться провинциальностью воздушно-капельным путем.

Нет, я к питерским людям отношусь очень  хорошо. По мне, так это добрейшие и деликатнейшие человеческие существа, и пусть их будет побольше. Просто эти двое какие-то такие попались. В конце концов, они все равно старались мне помочь, несмотря на «это где».

Так вот, Сибирь. Сибирь – это такая штука, по которой едешь-едешь, а она все не заканчивается. Поэтому у сибирских людей порой складывается ошибочное мнение, что кроме Сибири ничего на свете больше не существует. Я и сама раньше так думала. А если что-то не существует, то зачем стремиться туда попасть?

Для тех же питерцев, например, вполне нормальным делом считается на выходные смотаться в Финляндию. А у нас на выходные можно смотаться…. ну,  например, в Коченево. Ну, или в Линево. Это зависит от того, чего вы больше хотите – коченеть или линять. Ну, или, опять же в Мочище. Кстати, Мочищ у нас целых три. Все дело, наверное, в поэтическом названии, которое так и хочется повторять: «Мо-чи-ще»! Да…

Из Питера можно быстренько съездить на познавательно-развлекательную экскурсию, например, в Москву. А у нас быстренько съездить на развлекательно-познавательную  экскурсию можно…  ну, например, в Татарск. Правда, вы там и не развлечетесь и ничего не познаете, но зато быстренько. А вы говорите, Хельсинки…

Да я когда первый раз в Хельсинки уезжала, на меня знакомые так смотрели, как будто бы я в космос собралась. Начнем с того, что половина из них вообще не знала, что  это за фигня такая – Хельсинки. Как писал один мой любимый автор, «Интересно, как она выглядит, эта самая Кафка, уж больно слово смешное».

Мои знакомые, не знакомые ни с Кафкой, ни со столицей Финляндии, были уверены, что я оттуда не вернусь. А ехала я, между прочим, всего лишь на недельную экскурсию. С туристической группой. То есть они предполагали, что я отобьюсь от группы,  лихо за пару дней выйду замуж – фиктивно или даже по-настоящему – или просто буду жить нелегально, годами скрываясь от полиции. Нет, у меня, конечно, есть небольшая авантюристическая жилка. Но небольшая авантюристическая жилка и долбанутость на всю голову – это же разные вещи? А вот для моих знакомых, не читавших ни Кафку, ни карту миру, это было одно и то же. Если эта оторва собралась в какую-то там Финляндию, значит, она вообще на все способна, считали они.

Город свой я очень не люблю. Ну, вы уже догадались. И не только потому, что он далеко. У него много других недостатков. К примеру, он некрасивый. Ну, «некрасивый» - это я ему еще польстила. На самом деле страшный. Ну, а если быть уж совсем откровенной, уродливый.

У меня даже иногда возникает подозрение, что существует некая группа людей, которые специально занимаются ухудшением облика города. Садятся такие с пивком, смотрят на фотки и думают: чего бы такого еще замутить, чтобы все это стало выглядеть еще уродливей? О! А поставим-ка мы посреди главной площади угребищный синий небоскреб! И главное – чтоб он ну совсем никак ни с чем не сочетался! Вот это будет прикол! А еще надо вырубить как можно больше деревьев. А те, которые не вырубили – обкорнать пострашнее. И главное не забывать, что цвет нашего города – серый! Никаких других оттенков не допускать! Жителям должно быть неприятно и тревожно – ведь именно для этого мы и работаем!

Про погоду я вам и рассказывать не буду. Вот у меня сейчас за окном март и плюс тридцать – и меня все устраивает. А в Новосибе какой март? В Новосибе март – зимний месяц. И апрель частично тоже. Да чего там говорить, май тоже не месяц май в нашем-то регионе.

Никогда не забуду один случай, который произошел летом. То ли в конце июля, то ли в начале августа. Сидели мы у друзей на даче, праздновали чей-то день рождения. И они подарили мне пуховик. Вечерком (еще до того, как стемнело) стало прохладно. Все достали кофты, утеплились. Я тоже сначала утеплилась кофтой, но было так холодно, что это ну совсем не помогло. Тогда я облачилась в дареный пуховик, раз уж он оказался под рукой. Сначала надо мной посмеялись. А потом начали оглядываться и спрашивать, а не  завалялось ли случайно у хозяев еще парочки пуховиков для замерзших гостей. Завалялось. И вот сидим мы – летом! – в пуховиках и ржем. Как в том анекдоте: «Вот такое хреновое лето!».

Да, есть, конечно, такие люди, которым любой мороз нипочем. Сколько раз я таких видела! Идет такой красавец в минус двадцать – без шапки, без перчаток, с  голой шеей – и только посвистывает. Не знаю, правда, что потом с такими красавцами бывает. Или,  например, с красавицами, которые в минус тридцать выходят в капроновых колготках и курточках до пупа. Есть ли у них потомство? Все ли органы у них на месте? Особенно меня интересует головной мозг.

Так вот я не из таких. Это я не к тому, что мой головной мозг исправно функционирует. Это я к тому, что я мерзну. И мерзну я так сильно, что иной раз и жить не хочется. Когда я училась в школе, то каждый раз после уроков проводила где-то полчаса под дверью своей квартиры. Руки замерзали так, что вставить и повернуть ключ я не могла. Приходилось либо ждать, пока пальцы оттают, либо просить помощи у соседей. И это при том, что я всегда носила по две варежки на каждой руке. Одна пара – обязательно пуховая или меховая. Иначе кердык. Нашли бы мои рученьки где-нибудь на снегу отдельно от меня.

Когда мне говорят: «А ты не скучаешь по снегу в своих африках?», мне хочется наброситься на говорящего и задушить его к чертовой матери. Я??? По снегу??? Скучаю??? Да я этого снега видела столько, что я не буду скучать по нему еще в течение нескольких жизней! Радоваться снежку? Это как? Это примерно как радоваться тому, что тебе сейчас будут сверлить зубы. Ждать снега? Ну, это примерно как ждать старости – радости столько же.

Снег – это красиво? Однозначно красиво. Но это примерно так, как если бы вы женились на красивой девушке, которая начала бы методично проедать вам мозг. И всегда – всегда-всегда! – быть рядом. И зудеть под ухом, как та самая бормашина. Через сколько времени вы бы перестали замечать ее красоту? Вот и я как-то к снежным красотам стала равнодушна.

Но есть в Новосибе одна приятная черта. Он так быстро строится и изменяется, что когда приезжаешь после долгого отсутствия, можешь его и не узнать. И тебе покажется, что ты приехал в какой-то другой город. Не в Новосиб. А это приятно. Больше всего на свете я люблю находиться не в Новосибе.

Да… Когда я не в Новосибе, реальность становится захватывающей. Она расправляется и обнаруживает какие-то блескучие грани, о  которых я даже не догадывалась раньше. Самые простые вещи кажутся чудесными. Вот, например, пальмы.
Для некоторых пальмы – это просто пальмы. Такая ботаническая фигня, которая растет из земли и иногда плодоносит. И ничего в ней такого особенного нет. А вот для меня есть! Для меня пальма – это символ того, что я в другом мире. В Мире Где Тепло. Нет, даже лучше. В Мире Где Тепло И Растут Пальмы. Это чудесное солнечное место, куда я  стремилась из заснеженного Новосиба в медитациях, визуализациях и прочих побегах из реальности. Это мой Мир По Ту Сторону Радуги. Страна, где исполняются все желания, где летает Жар-Птица и плавает Золотая Рыбка. И растет Пальма.

Когда я в Японии увидела свою первую дикорастущую пальму – корявую, приземистую – я почувствовала, что рай возможен и на земле. И не смогла удержаться от того чтобы не прикоснуться к ее шершавому стволу и даже обнять его. И, честное слово, я почти услышала, как пальма сказала мне: «Не, ну я как бы тоже рада… Но ты это, не увлекайся! Люди ж смотрят!».
А когда я в Египте ездила на работу из одного  города в другой в по дороге, засаженной пальмами, каждое встреченное дерево вызывало у меня в голове радостный взрыв счастья. Каждое! А их там немеряно!

И  хотя сейчас я уже видела-перевидела этих пальм, я все равно их нежно люблю, и каждый раз, когда мой взгляд останавливается на лениво покачивающихся листьях-опахалах, чувствую себя в раю. Ради таких ощущений стоило много-много лет терпеть сибирские морозы и бесконечные снегопады.

Или вот цветы.  Так-то в них ничего особенного, но вот когда ты видишь, как розы цветут в январе, и не в теплице, а просто так – на газоне перед домом, у тебя может случиться эйфория. У меня случалась.  И случалась довольно часто, так как розовая аллея была высажена аккурат возле моего дома в Японии. И сколько раз я выходила на улицу и заходила обратно – вот ровно столько раз у меня и случалась эйфория.

Или, например, здания. После одинаковых, как тюремные дни, новосибирских построек, любой изыск – даже самый непритязательный – кажется чудом. А любая страна, где дома строят хоть с капелькой креатива – сказкой. Но потом сказка заканчивается, и приходится возвращаться в Новосиб. А там… Ну, чего я вам рассказываю, сами все знаете.

И вот в связи с этим у меня возникла большая-большая мечта. Тайная-претайная, которую я никому никогда не рассказывала. А вот вам сейчас расскажу. Сейчас… Уф. Ну так вот. Моя самая-самая большая мечта – никогда не возвращаться в Новосиб.

Собственно, из-за этого все и началось…
Tags: литературный марафон, путешествия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 63 comments

Recent Posts from This Journal